Pofigism as a lifestyle 2.0

Франция. Часть 3 (Esperaza/Эспераза)

Posted in Мирометания, France by pofigist on 17 июня, 2008

Продолжение. Начало — здесь

Часть третья. Эспераза

После того, как правнуки улетели домой, старик с кряхтением потянулся за книгой. Надо сказать, что книга была такая же дряхлая, как и он сам. Это было старое, почти полувековой давности бумажное издание, чудом пережившее периоды борьбы за сохранение окружающей среды, когда правительство, принуждаемое к этому различными группами горлопанов и экотеррористов, приняло закон о запрещении печатния книг на бумаге. Но электронные книги, пусть даже и изготовленные из высочайшего качества пластика, его не прельщали.

«Нет ничего лучше старой, доброй книги, сделанной из настоящей бумаги, без индексного поиска и без всплывающей посредине текста рекламы», подумал старик. Но, поскольку правительство то и дело учиняло обыски и всячески преследовало укрывателей запрещенной литературы, книги приходилось прятать. Если же такая книга находилась при обыске, то ее обладателю светило, как правило, два серьезнейших обвинения: одно, как уже говорилось, за экологическое преступление, а второе — новомодное, за нарушение закона об обязательном просмотре рекламы.

Он положил книгу на дряхлые колени и приготовился к чтению. Однако, только он прочел первый абзац, как объёмка на стене заиграла мотив, такой же старый и никому не нужный, как и группа Раммштайн, которая, в свое время, этот мотив сочинила. Старик с ворчанием оставил чтение и посмотрел на экран.
«Вам сообщение!», моргала надпись на нем. Старик нажал кнопку на универсальном пульте управления и объёмка выплюнула полоску электронного пластика, который мягко спланировал ему на колени. Перед тем, как прочитать сообщение, пластик показал обязательный рекламный ролик повествующий о том, что соевые полоски Марсианин — лучшие и самые экологически чистые в мире, причем цена на них устанавливается специальным образом, чтобы обеспечить честную прибыль несчастным фермерам Филиппин. Старик терпеливо подождал, пока реклама закончин свою надоедливую свистопляску, и на куске пластика появится текст сообщение.

«Дорогой мистер VxWorks», гласил текст. «От имени правительства, ООН и организации по борьбе с голодом в Объединенном Эмирате Зимбабве, мы просим вас перечислить 100 юаней голодающим в отдаленных регионах Зимбабве. Помните, что ваш долг, как жителя высокоразвитой страны — помогать обездоленным. Если вы согласны помочь, нажмите зеленую кнопку и деньги будут перечислены с вашего счета в фонд голодающих. Если же вы несогласны, то нажмите красную кнопку, но помните, что
в этом случае, вы можете быть оштрафованы (статья 753 раздел С кодекса ООН) за соучастие в убийстве несчастных голодающих. Ваше решение, пожалуйста». Рука потянулась к красной кнопке, но тут в дело вмешалась жена. «Ты что, с ума сошел? Тебя же опять привлекут к суду! Не надоело тебе платить штрафы?» Старик молча нажал зеленую кнопку. «Спасибо за ваше добровольное пожертвование»,

высветилось на пластике. «Следующая просьба о добровольном перечислении прибудет к вам не ранее следующей недели. Пожалуйста, вставьте пластинку обратно в приемник объемного кино для повторного использования. Если вы этого не сделаете, вы можете быть оштрафованы (статья 931, раздел А) за сопротивление сохранению окружающей среды. Еще раз спасибо и до следующей недели!». Кряхтя, старик поднялся и вставил пластинку в приемник объёмки. «Спасибо за вашу заботу о лесах Амазонки», сказал приемник и отключился.

Читать уже не хотелось. Старик вспомнил старые добрые времена, когда вымогательство денег было, конечно, хорошо развито, но, кроме косых взглядов, кидаемых активистами на отказников, не приводило ни к каким административным и, тем паче, уголовным наказаниям. Мысли потекли свободно и на него нахлынул приступ ностальгии, которая что-то стала посещать его все чаще и чаще. Взгляд упал на лежащий на столе электронный альбом с фотографиями, который он совсем недавно показывал правнукам. Он перелистал несколько фотографий, пока не наткнулся на снимки вечерней Эсперазы,
небольшой деревушки в провинции Лангедок бывшей Франции.

Он вспомнил, как он с женой гулял по вечерним улочкам деревушки, которая только-только готовилась встретить (запрещенный теперь) Новый Год. Улицы были украшены фонарями:

Мэрия была ярко освещена и тоже готовилась к празднеству.

Рабочие совсем недавно закончили вешать украшения на улицах деревни

А жители изощрялись кто во что горазд. Один даже придумал повесить куклу Санта Клауса на дом, как будто он лезетв окно, чтобы принести подарки детям:

«Да… хорошие были времена… можно было праздновать Новый Год, гулять по улицам, на которых уже тогда не было почти никого, с наступлением вечера… Но, все проходит», подумал он.
Старик сидел в своем кресле и вспоминал о том, как он со своей женой, тогда еще молодые, гуляли по деревне, даже зашли в музей динозавров, в котором-то, и динозавров не было. Так, пара костей тут и сям. А еще там был музей шляп. Помнится, эта Эспераза в свое время была центром шляпной промышленности и шляпы, сделанные там, ценились по всему свету. Но, как утверждали сотрудники музея, глобализация сделала невыгодным производство шляп в Эсперазе, потому что их можно было делать намного дешевле в Китае. А может быть, люди просто стали меньше носить шляпы?
Помнится, когда в музее ему предложили купить шляпу, он обнаружил, что она была сделана в Америке. Той ее части, которая тогда называлась США. Этот факт его тогда еще немного позабавил.
А еще в этой деревне было множество маленьких и узких улочек, в которых было так легко потеряться, а потом так весело находиться.

Но все это осталось в прошлом…

Старик устроился поудобнее в кресле, которое сразу же обволокло его так, чтобы ему было удобно полусидеть-полулежать, и задремал.

Продолжение следует.