Pofigism as a lifestyle 2.0

История REAF

Posted in автомобили, REAF by pofigist on Октябрь 19, 2016

reaf_logo

Я уверен, что никто из читающих этот блог никогда в жизни не слышал о советском автомобильном проекте REAF. Тот факт, что читателей на этом блоге ровно восемь, ни о чем не говорит  — даже если бы их было в тысячу раз больше, это вряд ли бы изменило тот факт, что история REAF полностью забыта.

Вообще-то, я не планировал сегодня писать пост, целиком посвященный одному бренду. В планах у меня было добить шестую часть рассказа о рижском автомобильном музее, которая должна была бы включать и упоминание о REAFе. Но так получилось, что при подготовке поста, я понял, что REAF-оведение надо бы вынести в отдельную статью и потом просто присобачить ее к той, которая будет написана позднее. Так что садитесь-ка, детки, поближе к мониторам, сейчас дедушка Пофигист начнет выдумывать для вас историю.

Все началось в далеком 1944 году. Сразу после освобождения Латвии от немецко-фашистских оккупантов (и, добавлю, восстановления советской оккупации страны), правительство Латвийской ССР национализировало небольшую ремонтную контору некоего Лиепы. Компания эта выпускала садовые опрыскиватели и медные трубки для водогреек, а после войны стала делать еще и бронзовые таблички для могил павших солдат. Казалось бы, причем тут автомобили?

В начале 1947 года, с московского поезда-экспресса сошел бравый капитан Всеволод Бахчиванджи, брат известного в ту пору летчика-испытателя первого советского реактивного истребителя, Георгия Бахчиванджи. Долго не мешкая, он направился прямиком в Совет Министров Латвийской ССР, где предъявил письмо от командующего ВВС СССР, предписывающее оказывать ему всяческую поддержку в осуществлении проекта оборонного значения.

Когда отпавшие челюсти у латвийских чиновников вернулись на свои места и они попытались выразить свое недоумение по поводу вменяемости проекта, по которому предлагалось превратить Ригу (которая никогда, кстати, не славилась своим автопромом) в эдакий Нью-Детройт или, хотя бы, в Новый Новгород Горький, то все их вопросы отметались небрежным взмахом руки с зажатым в ней письмом от самого маршала Василевского. А также напоминанием, что как коммунисты, они должны подчиняться партийной дисциплине, а не то…

Дрогнувшие партийные чиновники, прекрасно понимавшие что означает не подчиниться высокому руководству, тут же издали указ о создании Рижской Экспериментальной Фабрики (РЭФ, или на латышском Rigas Eksperimentalas Fabrikas, REF) на базе вышеупомянутой конторы Лиепы. Был создан план производства и развития, а для того, чтобы фирма приносила хоть какую-то пользу (о прибыли в социалистическом государстве думать было как-то не принято), было решено выпускать там же громкоговорители для радиоприемников и металлические шкафы. Ну и автомобили, разумеется, поскольку так захотел тов. Бахчиванджи.

Все вопросы к главному конструктору (сам Бахчиванджи) и его техническим заместителям (Куцко и Бристолю) по поводу отсутствия технической документации на машину и даже хоть какого-то мало-мальски вменяемого описания проекта, наталкивались на стену непонимания: раз маршал Василевский приказал, значит, будем делать — а как и что, вас это не касается. Впрочем, когда встревоженное руководство Латвийской Компартии обратилось с расспросами в Министерство Обороны СССР, им был дан точно такой же ответ: «заткнитесь и делайте, что велено».

Тем временем, с предприятия в Совет Министров ЛатССР поступали сведения о том, что никакой работы по созданию автомобиля, фактически, не ведется, в инженерном «подразделении» (всего на фабрике работали 12 человек) полный раздрай и вообще все пропало. Правительство республики встревожилось и назначило проверку, целью которой стало исполнение резолюции Вилиса Лациса (предсовмина ЛатССР), которая гласила примерно вот что: «В течение нескольких последующих дней, комиссия должна дать четкий и объективный ответ на вопрос о возможности создания данного автомобиля. Говоря проще — есть у этого проекта реальные шансы или это просто одна большая афера?».

Доклад комиссии был прост: «денег на проект нет, квалифицированных кадров нет, технических специалистов нет, вообще ничего нет, кроме идеи машины». Резолюцию переслали «наверх» и тут же Москва выделила полмиллиона рублей, обязав правительство Латвии выделить еще 200 тысяч (это были весьма неслабые деньги, кстати). В итоге, на работу наняли дизайнеров, инженеров, рабочих (штат был увеличен до 44 человек) и дело кое-как пошло, хотя и с большим скрипом.

К концу 1948 года, на РЭФ провели ревизию и выяснилось, что ничего хорошего там не происходит. Не было выпущено ни единого громкоговорителя, а металлические шкафы отличались поразительным уродством и высокой ценой. Про выпуск автомобиля речь вообще не шла. Встревоженные руководители латвийской Компартии отправили запрос в местное отделение МГБ (так тогда назывался предшественник КГБ) и выяснили, что с Бахчиванджи-то все в порядке, а вот Куцко разыскивается за мошенничество по всему СССР (видимо, до Прибалтики ориентировки на него не дошли), так что меры пресечения были приняты.

Однако, волновались не только в правительстве Латвийской ССР. В Министерстве Обороны СССР тоже начали задаваться вопросом «а нафига, собственно?». Тогда был создана спецификация для создания небольшого автомобиля для нужд армии, который бы имел модульную конструкцию (то есть, чтобы кузов можно было менять по мере надобности, не нарушая при этом целостности шасси), небольшой вес, автоматическую коробку с гидротрансформатором (смысл данного требования мне вообще непонятен: зачем уменьшать живучесть автомобиля в сложных полевых условиях в угоду плавности хода и легкости управления?) и возможность выпуска на базе основной модели продукции гражданского назначения. То есть, грубо говоря, надо было сделать что-то типа шасси внедорожника, чтобы на его базе сделать военную машину, а также гражданскую. Нечто подобное, кстати, было сделано в ГАЗ М72 — платформа от ГАЗ-69, а кузов от Победы.

И тут в дело вмешался Великий Вождь Народов СССР тов. Сталин и повелел представить машину на парад Великой Октябрьской Революции в ноябре 1949 года, для чего выделил проекту еще 600 тысяч рублей. Вот тут-то все и завертелось!

reaf_50_2

Конструкция машины была довольно передовой, но создавалась людьми, которые не имели ни малейшего понятия ни о процессе разработки автомобиля, ни о технологиях производства, ни даже о ремонтопригодности. То есть, шасси состояло из двух параллельных труб, к которым крепились оси, рулевой механизм, коробка передач и двигатель. На все это навешивался кузов, что позволяло простой его заменой полностью изменить целевое назначение автомобиля — например, из чисто гражданской машины — в военный внедорожник. Нечто подобное рисовал Фердинанд Порше при создании своего Жука, кстати.

Но так уж получилось, что Порше в разработке этой машины не участвовал, так что были сделаны грандиозные ляпы. Например, шасси разрабатывалось под двигатель воздушного охлаждения (привет все тому же Порше!), но выяснилось, что такого двигателя промышленность СССР просто не производит. Тогда была сделана попытка поставить в машину двигатель ГАЗ-ММ (от полуторки, между прочим!), но он не влез в отведенное ему пространство. В итоге, от двигателя взяли половину (то есть, вместо четырехцилиндрового, поставили двухцилиндровый), а охлаждающая жидкость для него поступала через трубопроводы, расположенные… внутри рамы. Сильное решение, конечно.

reaf_50_3

Гидравлический «автомат» тоже никак не удавалось довести до ума. А сроки-то приближались! В итоге, тов. Сталин получил вместо автомобиля просто фотографию машины, а также спидометра, на котором было 150 километров пробега. Как он не приказал расстрелять всю эту шарашкину контору, я просто не представляю… Но срок сдачи проекта был передвинут еще на год.

Осенью 1950 года, РЭАФ изготовил-таки два автомобиля (которые были названы незатейливо: REAF 50) и доставил их в Москву на ходовые испытания в НАМИ. Бахчиванджи был настолько уверен в своем детище, что приказал ехать в Москву своим ходом. По дороге, правда, в машинах поломалось все, что можно, но оба автомобиля (седан и кабриолет) доползли до места назначения, так что результат автопробега можно считать положительным.

Комиссия НАМИ проверила автомобили и написала разгромную рецензию на него. Во-первых, машина была в три раза медленнее, чем Москвич 401, который  никогда не отличался прытью. Во-вторых, расход топлива составил 12 литров (при заявленных 5).  В-третьих, двигатель страдал сильнейшими вибрациями, а коробка передач работала абсолютно непредсказуемо: она могла переключатья мягко и незаметно на бездорожье и дергать машину так, что водитель влетал в лобовое стекло на абсолютно гладкой дороге (и наоборот). В-четвертых, система охлаждения и контроля температуры двигателя была настолько неэффективна, что двигатель мог работать только при температурах выше 10 градусов Цельсия. И т.д. и т.п.

reaf_50_1

Технологи же раздраконили машину по полной. Кроме уже упомянутой системы охлаждения, совмещенной с рамой, доступ к двигателю мог получить только кто-то с квалификацией врача-гинеколога (да-да, эта крышка сзади и есть капот), всем же остальным пришлось бы снимать кузов для любого ремонта, связанного с движком.

Единственные теплые слова в докладе об этой машине относились к его внешности, в частности, к оригинальному использованию гофрированного металла. И это было все, что комиссия смогла сказать хорошего о REAF 50. НАМИ полностью отказалось разрешить запуск машины в серию без кардинальных изменений. Это стало концом авантюры РЭАФ.

Разочарованный Бахчиванджи приказал заводчанам вернуться в Ригу как можно скорее, так что они уселись в свои недо-автомобили и рванули назад. Кабриолет, впрочем, дороги не пережил, так что его просто бросили где-то по пути, а где именно никто не запомнил. Седан же просто отдали какому-то из рижских детских садов, где он использовался в качестве садового украшения.

Через год REAF был расформирован и приписан к РАРЗ (Рижский Авто Ремонтный Завод), который позже стал известным по всему СССР RAF.

А что насчет героя все этой истории Бахчиванджи? Да ничего, собственно. Пропав куда-то на двадцать лет, он вернулся в 1970-х годах в Ригу, где работал в небольшой проектной конторе. Надо сказать, что к тому времени он получил несколько патентов на свои изобретения, причем все они были довольно неординарными: модульный автомобильный двигатель (можно было влегкую создавать 2-х, 4-х, 6-ти и более -цилиндровые двигатели, просто складывая блоки), легкий четырехколесный багги, сверхэкономичный кондиционер по принципу теплового насоса и так далее. Но ничего из его изобретений не было поставлено на конвейер — все его технические мечты так и остались мечтами.

Ну и напоследок, по традиции, технические данные автомобиля:

Год выпуска: 1949-1950
Машина в музее выпущена в: 1950 году
Количество выпущенных машин: 2
Двигатель: 32 л.с. 1.1 л
Максимальная скорость: 80 км\ч
Вес: 680 кг

комментариев 10

Subscribe to comments with RSS.

  1. FiL said, on Октябрь 19, 2016 at 20:39

    Опечатка в » и выяснили, что с Ьахчиванджи-то все в порядке».

    • trigadych said, on Октябрь 19, 2016 at 20:51

      Экий ты… Мне вот запятая не нравится после слова «брат», но я же не придираюсь:
      «…бравый капитан Всеволод Бахчиванджи, брат, известного в ту пору…»

      • pofigist said, on Октябрь 19, 2016 at 21:08

        Экие вы оба 🙂 Исправил и то и другое.

  2. trigadych said, on Октябрь 19, 2016 at 20:45

    Стильный, чо… Так его с детского сада забрали? И удалось восстановить? После детишек-то?!

    • pofigist said, on Октябрь 19, 2016 at 21:09

      Ага, восстановили то, что смогли. Не думаю, что она ездит, а салона там точно нет.

  3. manowaroff said, on Октябрь 20, 2016 at 09:01

    Забавный дизайн у машинки. Перед выглядит, как будто туда пытались приладить морду от Роллс Ройса Фантома, что ли. 🙂

    • pofigist said, on Октябрь 20, 2016 at 11:42

      Она вообще неплохо выглядит, особенно если учесть дату выпуска. Но с точки зрения технологичности — это адский провал

      • manowaroff said, on Октябрь 20, 2016 at 14:41

        Ну это я понял. 🙂

    • trigadych said, on Октябрь 21, 2016 at 06:38

      Тоже про Ролс-ройс подумал 🙂

  4. […] написал довольно развернутый, как мне кажется, пост здесь, так что повторяться смысла я не вижу. Там все […]


Обсуждение закрыто.

%d такие блоггеры, как: