Pofigism as a lifestyle 2.0

Силиконовая долина — Музей компьютерной истории (Computer History Museum)

Posted in Мирометания, USA by pofigist on Ноябрь 2, 2011

Интересная штука — живешь себе потихоньку, работаешь. Дети,  опять же.  Жена рядом крутится. Дом. Машина у дома. Счета, ипотека, друзья, враги… А время капает, как в китайской пытке. Сначала мееедлееннно так, как в анекдотах об эстонцах. Потом, незаметно так, поток ускоряется. И в итоге, капли жизни, падая, тараторят прямо как итальянцы, обсуждающие политику вообще и некоего Берлускони в частности. И превращаются тараторки в белый шум, который мозг просто отфильтровывает, не обращая на него никакого внимания. Так и живем на берегу водопада, в который проваливаются желания, мечты, привязанности и просто годы. Не замечая ничего.

А потом случайно попадаешь куда-то, где встречаешь что-то из почти забытой нонче молодости. Той самой, университетской поры, когда из всех, тщательно вбиваемых преподавателями в голову мыслей, в ошалевшем от самостоятельности мозгу оставались только высокоинтеллектуальные наблюдения в стиле «а Наташка-то, ничего так… подкатиться к ней, что ли?».  Заметьте, что написал я именно «встречаешь что-то», а не «кого-то». Ибо по опыту знаю, что нет ничего нуднее встреч или переписки с бывшими одноклассниками или одногруппниками или армейскими сослуживцами. Нет ничего особо приятного смотреть на бывшую пассию, у которой уже третий подбородок растет и пытаться вспомнить ту девчонку, к которой когда-то бегал в общежитие, преодолевая препятствия в виде коменданта и дружинников. Да и она вряд ли узнает того, кто к ней когда-то влезал через окно  ночью в комнату, в бородатом мужике с ясно обозначившимся пузом.

Зато старые вещи, «моей» поры, будь-то старый компьютер или вожделенный когда-то магнитофон Sharp 777, вызывают яркие воспоминания и желание забыть о почтенном (ну почти) возрасте и тряхнуть стариной. Беда только лишь в том, что «тот самый» компьютер уже давно сдан в утиль или, в лучшем случае, находится под стеклом, в музее. А трехсемерочная мечта детства давно сдана в утиль и вместо нее куплен новый айпод.

К чему это я? А к тому, что в свою недавнюю поездку в Силиконовую Долину, когда я ездил отлаживать софт для Tesla Model S, я забрел в музей компьютерной истории. Ненадолго, на пару часов всего.

Итак, музей компьютерной истории в Маунтайн Вью (Mountain View). Да, именно там, где Google  и Apple. Но речь пойдет не о них.

Мой самый первый компьютер, на котором я писал более-менее осмысленные программы : IBM/360. Вернее, программы-то я писал на его советском варианте, ЕС 1020. И делал я это на незабвенном языке PL/1 с помощью перфокарт и вечно зависающей системы СВМ. Первый курс универа…

А вот экспонат из другой жизни. Той самой, где инженеры думали о том, как бы каждой домохозяйке на кухню сбагрить по компьютеру. Примерно такой:

Это Neiman-Marcus/Honeywell 316 образца 1969 года. Предназначался для хранения кухонных рецептов и поставлялся в комплекте с передником, поваренной книгой и двухнедельным курсом программирования. Передняя панель компьютера представляет собой разделочную доску (я не шучу), а рецепты предлагалось считывать в двоичном коде с дисплея. Не знаю, кто одобрил производство и разработку данной машины, но он явно хорошо думал о домохозяйках.

Вот вы себе представляете кухарку или домохозяйку, которая будет разбираться в двоичных кодах? И приветствовать вернувшегося домой мужа радостными возгласами «Дорогой, я сегодня приготовила тебе блюдо 0011111000100101!» Я лично — не представляю. Видимо, покупатели тоже не представляли, так что, в итоге, не было продано ни одной такой машины, а Honeywell 316 стал работать в сети ARPANET (предшественник Internet). Так что в том, что теперь в Интернете можно найти какой угодно рецепт приготовления пищи, есть некоторая заслуга  разработчиков этого компьютера.

Кстати, характеристики этого компьютера были, по тем временам, вполне себе продвинутыми: 4К слов памяти (на ферритовых сердечниках), шина данных 16-битная, скорость работы 312500 операций сложения в секунду. Ну и стоимость под стать (еще один гвоздь в гроб продаж): 10600 долларов.

А вот это — не персонаж из фильма Робокоп, хотя вполне мог бы им стать:

Этот офицер Мак использовался полицией для проведения инструктажей в школах. Сделала его фирма 21st Century Robotics (она существует до сих пор, кстати), а в качестве управляющего устройства послужил (догадайтесь с трех раз) компьютер Mac от набиравшей тогда популярность мелкой компании Apple.

Следующий экспонат — прадедушка всех современных компьютеров с графическим интерфейсом — Xerox Alto I:

Справа — некий манипулятор новейшего образца, который позже получил странное название «мышь».

Компьютер по тем временам (1973 год) обладал завидными характеристиками (0.3 MIPS, память 64-256К, 16-битная шина данных). И стоимостью тоже — 40 тысяч долларов, если бы его пустили в продажу. Но до этого дело не дошло, так что графический интерфейс до нас дошел через посредство компаний Apple, а затем Microsoft, «содравших» идею у Xerox.

Впрочем, «содрали» не только интерфейс, но и устройство ввода. Некая фирмочка Logitech освоила производство этих грызунов и даже попыталась привнести что-то новое на этот рынок, выпустив свой первый трекбол в 1981 году.

А вот эта система, без сомнения, знакома каждому, кто хоть раз пользовался Hyperterminal или любым другим терминалом (Putty, например) для общения с устройствами через протокол RS-232. К слову сказать, это до сих пор часть моей работы — RS-232 один из способов отладки встраиваемых систем (да, я именно printf имею в виду).

Встречайте терминал VT100. Именно его по умолчанию эмулирует Hyperterminal (хотя это можно поменять в настройках).

А вот, собственно, прародитель современных персоналок: IBM PC:

Если не считать недолгого знакомства с ПК Агат, всю свою программерскую жизнь я проработал с IBM PC-подобными компами, начиная с ЕС-1840.

Так вот, первый вариант IBM PC вышел в 1981 году, получил процессор 4.77МГц, 16К памяти (16-битная шина данных) и стоил всего 1565 долларов. Сколько стоила ППКЭВМ ЕС 1840 (Персональная Профессиональная, Клавишная Электронная Вычислительная Машина Единой Серии) я даже думать не хочу. Точно не дешевле Запорожца. Но в институте у нас они были.

А вот это — главный по тем временам (1984 год) конкурент IBM PC — Apple Macintosh:

В отличие от провальной модели Apple Lisa, этот компьютер получил графический интерфейс (да здравствует Xerox Alto!) и однокнопочную мышь. Позднее, это станет традицией для Apple — игнорировать конкурентов и упорно клепать мыши с одной кнопкой.

Apple Macintosh стоил дороже IBM PC — 2495 долларов, но имел больше памяти (128К), да и процессор у него был побыстрее (8МГц). Графический интерфейс пришелся по нраву людям творческих профессий и фирма наконец-то начала получать прибыль.

В отличие от Macintosh, следующий экспонат не имел вообще никакого дисплея, графического или текстового. Это легендарный MITS Altair, который продавался в качестве конструктора в 1975 году и стоил 439 доларов.

Именно с покупки этого компьютера ведет свою историю некая мелкая компания под названием Micro-Soft.  Компьютер этот, кстати, обладал довольно мощным, по тем временам, процессором с тактовой частотой 2МГц и 1КБайтом памяти (8-битная шина данных).

Пол Аллен написал для Altair интерпретатор BASIC и Билл Гейтс договорился с MITS о совместных продажах. Вот на чем был записан сей программный продукт:

Именно с него начался подъем компании, позже превратившейся практически в монопольного поставщика операционных систем для персональных компьютеров.

И еще один комплект для сборки — с него началась история другой, не менее успешной фирмы:

Так начиналась компания Apple -это их самый первый компьютер. Сделан он был Стивом Возняком (на крышке его подпись), продавался «россыпью» (покупатель получал печатную плату, набор микросхем и других элементов, а также инструкцию по сборке на 16 страницах). Стоило это все 666 долларов и 66 центов. Видимо, поэтому, некоторые до сих пор величают Apple «Злом».

Надо сказать, что выставка на этом не заканчивалась. Просто закончилось мое время в музее — он закрывался и меня вежливо оттуда выставили. Назад, в будущее.

 

Реклама

Пробежка по Нормандии (Франция) – часть 10, заключительная

Posted in Мирометания, France by pofigist on Ноябрь 1, 2011

Окончание. Начало здесь.

Интересная вещь прокрастинация. Поначалу, всегда кажется, что времени сделать то-то и то-то навалом, поэтому несущественные и несиюминутные вещи можно отодвинуть «на потом». А когда наступает это самое «потом», оказывается, что делать-то их и некогда! Вот, например, я постоянно откладывал поход с фотоаппаратом по окрестностям на завтра. А в итоге, когда наступило последнее «сегодня» (в смысле пребывания во Франции, а не в апокалиптическом), выяснилось, что как раз на этот поход времени и не осталось.

То же самое касается и обязательных подарков для родственников, друзей и родственников друзей, а также, друзей родственников. Почему-то, каждый, кто вообще хоть раз слышал о нашем существовании, обязательно считает своим долгом нас навестить по приезде. Ну и, разумеется, надо вручить какой-никакой сувенир, ибо обидеться могут. Не все, конечно, но некоторые могут.  А следовательно, какое-то время надо убить на поиски подарков, причем, таких, чтобы не разориться самим и не обанкротить банк, в котором у меня открыт счет.

И тут в дело вступает ее величество Прокрастинация (для тех, кто не в курсе — это ситуация, когда человек постоянно откладывает что-то на завтра). В последнюю минуту, выясняется, что фотки не сделаны, подарки не куплены, а на улице уже темно и магазины вот-вот закроются. И начинается Гонка.

Нам повезло — оставив детей на тещино попечение, мы с женой рванули по окрестным сувенирным магазинам и так нашли один, который был еще открыт. Затарившись там под завязку красным сидром (специальность региона, кстати — делается из красных яблок, а потому не такая уж жуткая кислятина, как обычные сидры), а также различного рода магнитиками на холодильник, печениями в упаковках с фотографиями Мон-сен-Мишеля, бутылками местной бурды, да и вообще всякой сувенирной фигней, я получил высочайшее соизволение сделать пару снимков, «только чтоб недолго, ибо сумки не собраны!».

Первым делом, я сделал фотку мельницы, в которой располагался какой-то там музей, но по Эрмитажному принципу, мы туда как раз и не сходили.

Так сказать, символ Нормандии и зря потраченного времени в борьбе с чем бы то ни было.

Разумеется, надо было сделать прощальную фотку Мон-Сен-Мишеля. Вот и она:

Ну вы в курсе, что уже вечер, солнце заходит и все такое, да? Кстати, снизу — это ни разу не море. А вполне себе поле с какой-то растительной фигней на нем.

Ну и последний кадр я традиционно сделал из окна спальни. Ибо меня уже честили на чем свет стоит, поскольку сумки не собраны, уже вечер, а вставать надо в четыре утра, ибо паром ждать не будет, а до него 8 часов езды.

На такой вот мрачно-спешащей ноте я и закончу свое долгое (и, надо признаться, несколько нудное) повествование.